Мигрень. Лечение средствами мануальной терапии.

Привожу небольшую главу из книги мэтра мануальной медицины К. Левита. Здесь кратко рассмотрена проблема мигрени, которая очень трудно поддается лечению в современной медицине. Автор имеет богатый опыт помощи при мигренях, посредством мануального лечения, что и отразил в своем бесценном труде.

Мы указывали на тот удивительный факт, что почти все характерные признаки цервико-краниального синдрома с головной болью можно отнести и к мигрени. Уже отсюда можно заключить, что вертеброгенный фактор играет существенную роль при мигрени. Практика подтверждает это предположение. Нас побудили заняться мигренью не теоретические рассуждения, а повседневный опыт. Уже при разработке тракционного теста мы нередко наблюдали, что приступы мигрени прекращались благодаря мануальной терапии. Позднее многие пациенты, лечившиеся по поводу боли в спине, спонтанно обращали наше внимание на то, что при манипуляционном лечении у них проходили приступы мигрени, о которых они часто нам не сообщали вообще.

Только после этих наблюдений мы задумались над вопросом, закономерно ли участие позвоночника в возникновении мигрени или оно характерно только для ее определенных форм. Bartschi-Rochaix определенную, чаще посттравматическую форму мигрени, также сопровождающуюся головокружением и шейной болью, обозначает как «цервикальную мигрень». Другие авторы, например Stary, говорят об аллергической, гормональной, вазомоторной и вертеброгенной мигрени в зависимости от того, какой фактор они считают наиболее существенным в патогенезе. В связи с этим мы [Levit, 1960] разделяем наших пациентов на две группы: у одних в основе мигрени лежат нарушения шейного отдела позвоночника, у других аллергические, гормональные и прочие факторы. При сравнении результатов лечения оказывается, что воздействие мануальной терапии в группе так называемой цервикальной мигрени в среднем не лучше, чем во второй. Это подтверждает и опыт лечения других заболеваний с вертеброгенным фактором: аллергические, гормональные и вазомоторные причины не исключают участие вертеброгенного фактора, а, напротив, дополняют его. Мигрень в большинстве случаев — результат влияния целого ряда факторов, и вертеброгенный — один из многих. Общее для нее — вазомоторные нарушения с сужением и последующим расширением сосудов, поэтому мы считаем нецелесообразным разделение мигрени на группы соответственно фактору, основному на данный момент. Мы должны принимать в расчет динамику всего процесса, когда в основе лежит то один, то другой фактор и постоянно соотносить наше лечение с рабочим (актуальным) диагнозом. Если наши лечебные приемы достигают результата, то уже этим влияют на соотношение отдельных факторов, например устранением вертеброгенного фактора. Мы не ограничиваемся теперь понятием «вертеброгенный фактор», а предпочитаем говорить о влиянии всей двигательной системы. Это продемонстрировали Sachse и соавт. (1980), сопоставив данные типичных случаев мигрени. У 22 пациентов они нашли 44 блокирования в области шейного отдела позвоночника, из них 19 — на суставах головы, в 19 случаях было нарушение дыхания, прежде всего патогенное для шейного отдела позвоночника высокое грудное дыхание. У 19 пациентов отмечалось напряжение мышцы, поднимающей лопатку, у 18 — верхней части трапециевидной мышцы.

Пациентка J., 1907 г. рождения. С 1936 г. страдала мигренью, которой страдали ее мать и бабушка по матери. Приступы мигрени были связаны с менструацией, проходили во время беременности. Часто во время приступов были головокружение и рвота. У пациентки была аллергия, она не переносила новокаин. В 1946 г., кроме приступообразной головной боли, появилась боль в шее, отдающая в голову.

Объективные данные в 1956 г. — болезненность при давлении в точке выхода I ветви тройничного нерва справа, в области затылка справа, остистых отростков СII СIII. Поднимание правой руки в плечевом суставе было ограничено. Уже после тракционного теста улучшилась подвижность в плечевом суставе, пациентка почувствовала себя лучше. Спустя год она была здорова. Пациентка S., 1914 г. рождения. С 11-летнего возраста, после падения страдала приступами мигрени (мать тоже страдала ею). Приступы бывали почти еженедельно с рвотой и скотомой. Их могло вызвать употребление морской рыбы и крабов. Мигрень усиливалась во время беременности.

Объективные данные в 1956 г.: блокирование суставов головы. После мануального лечения с 1957 г. пациентка полностью избавилась от приступов мигрени. Они не появлялись даже при употреблении крабов.

В обоих случаях речь идет о страдающих мигренью пациентках с типичным семейным анамнезом, явными гормональными и аллергическими влияниями и явной вертеброгенной симптоматикой. Чтобы исследовать общее значение вертеброгенного фактора при мигрени, мы пытались применить мануальное лечение у детей с мигренью, т. е. при типичной «эссенциальной» форме с семейной отягощенностью. Наши данные подтвердили Kabatnikova, Kabatnik (1967). Важно, что здесь речь идет о чисто функциональных нарушениях позвоночника — дегенеративные изменения в этом возрасте исключаются. Очень существенно, что результаты лечения у детей оказались еще лучше, чем у взрослых, очевидно, потому, что рефлекторные процессы, ведущие к мигрени, здесь еще не так «отшлифованы». Результаты лечения у 70% взрослых и у 86% детей оценивались как «отличные». Неудачные исходы были у 13,2% взрослых и у 10% детей.

В отдельных случаях спазм сосудов при мигрени может быть настолько выражен, что приводит к очаговым изменениям ЭЭГ и неврологическим симптомам выпадения.

При мигрени мы постоянно пытаемся лечить функциональные нарушения. Если вертеброгенный фактор действительно играет роль, то в отличие от других видов лечения мануальная терапия приводит не только к временному, но и устойчивому длительному успеху, если не возникают рецидивы в области позвоночника. Квалифицированно проводимые манипуляции совершенно безвредны.

Несмотря на это, неправильно определять мигрень как «вертеброгенное» заболевание. В ее развитии всегда принимают участие другие факторы, даже более постоянные и существенные, например вазомоторные, хотя и хуже поддающиеся лечению. Во многих случаях мигрени вертеброгенный фактор вообще не играет роли. Рефлексотерапия при мигрени, как и лечебная гимнастика, не отличается от таковых при цервико-краниальном синдроме. Однако с точки зрения прогноза здесь не все так однозначно, потому что не всегда можно заранее определить значение вертеброгенного фактора в каждом отдельном случае.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика