Сохранит ли себя остеопатия в России?

С.В. Новосельцев, Е.Л. Малиновский, С.С. Малков

ЧАНО ДПО Северо-Западная Академия остеопатии, Россия

2010 году Жан-Пьер Амиг высказал мысль об опасности утраты «духа» остеопатии и философского смысла, вкладывавшегося при ее создании основателем – Э.Т. Стиллом. Идеи, высказанные Ж.-П. Амигом в статье, чрезвычайно актуальны сегодня: утрата фундаментальных основ любого учения составляет опасность не только для теории, но и для практики.

Отступление от философии Стилла современными остеопатами в конечном итоге может обусловить регрессивные результаты такого же свойства. Предвестники такой тенденции были заметны давно: Э.Т. Стилл мог излечивать детей, больных дифтерией, корью, коклюшем, – в современной же остеопатии эти заболевания, как инфекционные, находятся в списке противопоказаний, методики лечения этих заболеваний в современной остеопатии отсутствуют.

Авторы этой статьи, посчитав необходимым высказать свое мнение по поводу ситуации, связанной с российской остеопатией, издали ответную статью. Высказанные в ней постулаты являлись, фактически, программой развития остеопатии в российских условиях и поддержания ее «духа» на глобальном, мировом уровне.

В список постулатов этой программы вошли меры, направленные на сохранение и дальнейшее развитие холистических принципов остеопатии: сохранение философского базиса остеопатии (декларированного Э.Т. Стиллом); внедрение диагностических и философских аспектов восточноймедицины (для развития энергетической остеопатии); разработка технологий комбинированного использования остеопатии с другими методами, относящимися к холистической медицине; совершенствование методологии пальпации; дальнейшее сближение остеопатии с биодинамикой; интегрирование остеопатии в современную медицинскую науку и практику с сохранением ее фундаментальных принципов.

Ответственность за выполнение заявленной программы развития авторами возлагалась на остеопатические образовательные учреждения. Ответственность эта должна была опираться не на формализованные, а на этические, моральные нормы. Естественно, эти нормы подразумевали понимание преподавателями самой сути «духа остеопатии».

Авторы по-прежнему считают все высказанные постулаты актуальными, и добавить что-либо к заявленной еще в 2011 году «программе развития остеопатии» нечего. Однако мы вновь вынуждены поднять эту тему. Побудительным мотивом явилось государственное признание остеопатии как врачебной специальности и последующие за этим события.

Государственное признание остеопатии как медицинской специальности произошло в конце 2015 года (Приказ Министерства здравоохранения от 07.10.2015 № 700 «О номенклатуре специальностей специалистов, имеющих высшее медицинское и фармацевтическое образование»). Остеопаты официально были признаны врачами и получили право работать в муниципальных врачебных учреждениях. Признание остеопатии на государственном уровне как врачебной специальности должно было создать условия для подготовки грамотных врачей-остеопатов. Наличие первоначальной медицинской вузовской подготовки перед изучением собственно остеопатии – безусловно положительный момент. Какие еще последствия государственного признания остеопатии как медицинской специальности мы получили? Признание остеопатии повлекло за собой создание вполне закономерных документов, направленных на стандартизацию обучения остеопатии. Важнейшим из них является программа профессиональной переподготовки остеопатов. Если раньше, до «признания» остеопатии в МЗ РФ, программа обучения в лицензированных образовательных учреждениях составляла от 1700 до 3456 часов, то сегодня программа обучения включает только 996 часов (Приказ Министерства здравоохранения от 24.07.2015 № 481н «Об утверждении примерных дополнительных профессиональных программ медицинского образования по специальности “Остеопатия”»).

Сокращение количества часов обучения повлекло за собой сокращение тем, рассматриваемых со слушателями в процессе образовательного процесса. В новой программе государственной подготовки остеопатов исчезли темы по нейромышечным и рефлекторным техникам; позиционные техники стрейн-контрстрейн; соматические дисфункции краниальных нервов и их коррекция (остались только общие принципы); не рассматриваются такие функциональные зоны черепа, как орбита, полость уха, носа, ротовая полость; очень поверхностно представлен фасциальный раздел и техники связочно-суставного натяжения. В отношении остальных тем, сохранившихся в новой образовательной программе, – не так уж трудно понять, что часов на их освоение отпущено уже гораздо меньше. (Так как «утраченные» темы в новой образовательной программе занимают только лишь 60 часов.)

Сокращение количества часов влияет на качественный уровень. Ознакомление или поверхностное изучение основных разделов и тем – вот на что можно рассчитывать слушателю, намеревающемуся освоить остеопатию «с нуля» по программе длительностью 996 часов. Исчезли в том числе и те темы, которые заявлялись как необходимые для сохранения остеопатии по Э. Стиллу.

Между тем нужно заметить, что заявленные в статье пункты «программы развития остеопатии» относились больше к ожидаемым перспективам. Так как уже в период написания этой статьи, по неофициальным данным, лишь половина практикующих остеопатов осуществляла свою деятельность по холистическим принципам; все же остальные «остеопаты» работали как аллопаты, попирая такой работой саму суть остеопатии, провозглашенную Э.Т. Стиллом.

Сокращение программы обучения нанесло урон не только знаниям будущих остеопатов, но и приобретаемым умениям: существенное сокращение длительности обучения нивелирует процесс обретения достаточной пальпаторной чувствительности (так называемой «остеопатической руки»). А ведь именно развитая пальпация является одним из базисных факторов, определяющих качественного специалиста. Но новая программа обучения остеопатии (на основе 996 часов) не только сократилась в плане преподавания «полезных» тем – она также и расширилась. Не будем дискутировать по поводу появления тем «неостеопатической» направленности.

Рассмотрим действительно «новые» сведения, вызывающие несомненный интерес. Появилось новое (!) определение соматической дисфункции, на основе «биомеханического, ритмогенного, нейродинамического механизмов их формирования и уровней их проявлений». Новая трактовка появилась в рамках «клинических рекомендаций» по диагностике соматических дисфункций. Такие «новшества» после ознакомления с ними вызывают обоснованные опасения за нашу профессию. Почему? Потому что «клинические рекомендации» замыкают врача-остеопата в клетке шаблонного подхода для лечения ограниченного количества заболеваний.

Клинические рекомендации исключают остеопатическое мышление, основанное на философских принципах отца-основателя. Имея клинические протоколы, «остеопат» больше не нуждается в пальцах, которые, цитируя У. Сатерленда, «должны чувствовать, видеть и анализировать». Клинические рекомендации исключают многообразие форм: как  компенсаторных реакций организма, так и действий врача, направленных на их коррекцию. Эндрю Стилл говорил: «Цель врача должна состоять в том, чтобы найти здоровье. Болезнь может найти каждый». Давайте задумаемся: для кого нужны эти «клинические рекомендации»? Исключительно и только для тех «специалистов», кто, в силу разнообразных причин, не имеет развитых пальпаторных навыков, в том числе и перцепции. Специалисты с развитыми пальпаторными способностями не имеют затруднений с определением ключевых дисфункций и выполняемых в связи с этим лечебных манипуляций. Клинические рекомендации в холистической системе остеопатического лечения – это «костыли» для «нечувствующих» остеопатов.

Любые клинические рекомендации, уже созданные или проектируемые, имеют узкую направленность, исключая вариативность синдромов при схожих нозологиях или синдромах. Лечение в соответствии с такими «рекомендациями» – это в большинстве случаев нанесение вреда пациентам, так как коррекция ключевых дисфункций из процесса «лечения» исключается. Ухудшение качества остеопатического лечения – это ближайшая опасность таких «клинических рекомендаций». Но есть еще и отдаленная. Она заключается в целенаправленном разрушении холистических принципов остеопатии. Поясним, что мы имеем в виду. Холистический подход опирается на идеи целостности организма, которому врач оказывает помощь, устраняя препятствия для его нормального функционирования. Устранение препятствий для функционирования защитных (саногенетических) сил создает условия для самоизлечения организма. На оказании помощи больному организму зиждется вся холистическая медицина. Основой холистического подхода в остеопатии является устранение «ключевых дисфункций», обнаруживаемых с помощью высокоразвитой многоуровневой пальпации – именно поэтому развитие пальпаторных навыков и было включено в «программу развития» остеопатии. Философские принципы холистического подхода в остеопатии, провозглашенные Э. Стиллом и его последователями, указывают на то, что защитные силы организма всеобъемлющи и способны произвести «ремонт» организма любого объема и любой степени сложности. В этом подходе заключается не только  преклонение перед мудростью Природы, но и самый оптимальный подход к лечению.

Потеря этого подхода стирает основное различие между остеопатией и мануальной терапией, являющейся системой аллопатической, игнорирующей «силы природы». И тогда возникает разумный вопрос: какова разница теперь, при наличии рекомендаций, между мануальной терапией и остеопатией? Сила остеопатии, гибкость ее лечебных подходов связаны непосредственно с холистическим подходом на основе развитой перцепции. Пропагандируемый же подход в обсуждаемых нами «клинических рекомендациях» является аллопатическим: понятие ключевых дисфункций не поднимается, а перцепционная диагностика не рассматривается вообще; на первое место выдвигаются клинические исследования, принятые при терапевтических осмотрах. Мало того: согласно этим клиническим рекомендациям считаются обязательными предварительные суждения еще на этапе опроса больного, что при проведении первичного осмотра в остеопатии считается недопустимым. Аллопатический подход, в противоположность холистическому, не опирается на парадигму целостного организма. Главным же признаком аллопатического подхода является борьба с болезнью в виде «болезненных симптомов». Очень часто у врачей-аллопатов эти симптомы тождественны жалобам больного. В фармакологической медицине многочисленные классы медикаментозных препаратов – противовирусные, противовоспалительные, обезболивающие, противосвертывающие и пр., – наилучшим образом характеризуют эту парадигму. Найти проблему (симптом) – и устранить ее. Это – стратегический подход аллопатической медицины, главный ее философский принцип. Врачи-аллопаты забывают только о том, что те самые болезненные проявления – по сути и есть защитные силы организма. И уничтожая защиту организма (в виде отдельных ее проявлений), тем самым они лишают организм не только этой защиты, но и разрушают  физиологические закономерности лечебного процесса на всех уровнях функционирования организма. Такое грубое разрушение эволюционно сложившихся закономерностей излечения, спроектированных Природой, ведет к хронизации болезненных процессов.

В остеопатической практике аллопатический подход проявляется игнорированием необходимости поиска и устранения ключевых проблем, врач-аллопат осуществляет «лечение» только в зонах непосредственной локализации проблемы. Но такой практический подход оправдан только в 20% случаев – именно в такой пропорции непосредственная жалоба пациента совпадает с позиционированием ключевой проблемы. В остальных случаях аллопатические остеопаты наносят вред организму пациентов за счет усугубления проблем, устранения только проблемы–следствия, а не причины. Устранение ключевой дисфункции (при холистическом подходе) запускает работу защитных сил организма; устранение проблемы не ключевого уровня (при аллопатическом подходе) – отягощает положение региона, а далее и организма как целостной системы. Два разных подхода –и какие разные результаты! Мы не говорим, что аллопатия – это плохо. Мы говорим «нет» аллопатической остеопатии. Именно это, по меньшей мере, безрезультатно, а значит – бессмысленно.

Мы все сегодня являемся свидетелями процесса, в котором холистическая система, какой является остеопатия, превращается в другую систему лечения, аллопатическую, не становясь в итоге лучше – и теряя себя. Рассматривая историю других холистических систем, можно убедиться в том, что любая холистическая система может потерять свою суть. К холистической медицине относится гомеопатия, рефлексотерапия, остеопатия. Гомеопатия легко может быть извращена аллопатическим подходом посредством назначения только лишь симптоматических, а не конституциональных препаратов; вместо длительной кропотливой работы с пациентом еще можно использовать «волшебный аппарат»  электропунктурной диагностики. В итоге клиническая результативность такой «упрощенной» гомеопатии уменьшается пятикратно. Метаморфозы рефлексотерапии китайской в рефлексотерапию европейскую мы могли наблюдать в 50–60-е годы в СССР: «метафизика» системы У-Син и сложность пульсовой диагностики были заменены на невральную теорию с последующей реконструкцией назначения рецепта. В итоге разницу в результативности мы имеем уже на порядок: однако только в части тех нозологий и синдромов, которые европейские рефлексотерапевты могут лечить. Соревноваться с китайскими рефлексотерапевтами в лечении алопеции, онкологических и инфекционных заболеваний европейские рефлексотерапевты уже не в состоянии. И поиск «золотых» рецептов, даже если он успешен, – бесполезен. Рецепт нужно еще правильно применить – а это возможно только лишь при соблюдении ряда правил. Тех самых правил, которые формируют философские принципы китайской рефлексотерапии, являясь по своей сути холистическими.

Остеопатия – изначально будучи холистической системой – столь же легко может быть превращена в аллопатическую. Для такого превращения остеопату стоит лишь отринуть в своей практической деятельности основополагающие философские принципы, изменить язык, выбрать легкий путь в работе. И первым шагом в поиске легких путей будет послабление в самоподготовке остеопата, направленной на улучшение пальпации и достижение состояний нейтральности. Этот деструктивный процесс сейчас и происходит на наших глазах. «Лечить больного, а не болезнь» – в настоящее время для большинства врачей «крылатое выражение», абстракция, но для «холистических» врачей – руководство к действию. Поменяв местами два слова, мы получим другое выражение: «лечить болезнь, а не больного». Это выражение – девиз современных врачей-аллопатов, вне зависимости от того, как они воздействуют на больного – химическими средствами или руками. Прогрессирование и дальнейшее распространение аллопатических подходов в остеопатии чрезвычайно опасно. В конечном счете, авторитет остеопатии будет разрушен: как в глазах наших коллег (других специальностей), так и пациентов. Пострадают в итоге все – и врачи, и пациенты. Остановить распространение аллопатических подходов в остеопатии непросто, но возможно. И начинать в этом деле нужно с точных формулировок. Прежде всего следует дать определение самой остеопатии и объекту ее воздействия. Остеопатия – это вовсе не арсенал специальных техник для каждой структуры тела, как кажется многим начинающим остеопатам. Это – философия. Э.Т. Стилл писал: «Я учу своих студентов не «передвиганию» той или иной кости, нервов или мышц или нажиманию на них для того, чтобы вылечить определенную болезнь. Я надеюсь посредством представления о норме и отклонениях научить специфическому пониманию всех болезней». Со временем определение остеопатии эволюционно менялось. Вот несколько определений остеопатии, данных в разные годы, начиная с самого Стилла. Они не только разные по времени, но и по смыслу. Мы предлагаем пользоваться простым и понятным определением остеопатии, которое, по нашему мнению, отражает истинный ее смысл.

Остеопатия – область медицины, занимающаяся лечением функциональных нарушений организма посредством пальпаторной диагностики и коррекции соматических дисфункций органов и тканей тела. Также следует понимать, что функциональное нарушение является нарушением механизмов жизнедеятельности органа, причины которых лежат вне  пораженного органа и связаны с измененной регуляцией функции. В отношении объекта диагностики и коррекции – соматической дисфункции – также существует множество определений и их интерпретаций. Из новых определений, использующихся в России, следует отметить следующее. «Соматическая дисфункция» – функциональное нарушение, проявляющееся сосудистым (гидродинамическим), невральным, ритмогенным и биомеханическим компонентами. Биомеханическая составляющая соматической дисфункции – это функциональное нарушение, проявляющее себя нарушением податливости и равновесия тканей тела человека; ритмогенная составляющая соматической дисфункции – это функциональное нарушение, проявляющее себя нарушением выработки и передачи эндогенных ритмов; невральная составляющая соматической дисфункции – это функциональное нарушение, проявляющее себя нарушением нервной регуляции. Отметим лишь, что до появления этого определения российские остеопаты в основном пользовались термином «остеопатическое поражение». По нашему мнению, соматическая дисфункция – это нарушение микрокинетики тканей и органов, проявляющееся дисфункцией соответствующего метамера. Данное определение соматической дисфункции созвучно со словами одного из пионеров французской остеопатии, принесшего остеопатию в Россию, Франсиса Пейралада (1996): «Самое главное – почувствовать движение и изменение тканей. Необходимо найти ту точку, которая вызывает изменение тканей…» Эти определения наилучшим способом определяют остеопатию холистического типа. Точные формулировки, определяющие суть холистического и аллопатического подходов, остеопатии по Э.Т. Стиллу и соматических дисфункций, позволят достоверно определить суть любой провозглашаемой концепции. Если мы возьмем в качестве примера ранее рассмотренные клинические рекомендации по лечению соматических дисфункций, то после ознакомления с текстом «рекомендаций» поймем, что использование в определении остеопатии слово «холистический» в рекомендациях, описывающих аллопатические подходы, выглядит подменой понятий. Будущее, складывающееся для остеопатии в России в связи с появлением реформаторов-аллопатов, могло стать трагичным, если бы «новую» парадигму остеопатии поддержало абсолютное большинство образовательных учреждений. К счастью, это не так. Если взять в качестве примера образовательную программу Северо-Западной академии остеопатии (далее СЗАО), г. Санкт-Петербург, мы увидим темы, «утраченные» образовательными учреждениями «государственного» образца. В том числе и темы, совпадающие с направлениями «программы развития остеопатии». Длительность обучения по образовательной программе СЗАО отражает проработку всех необходимых тем – обучение составляет 3456 часов (рассчитано на 4 года). И дело не только в разнице в часах (3456 часов против 996). Важно понять, что за 7 месяцев преподавания невозможно сформировать остеопатическое мышление. На это нужно 3–4 года! Предположим, что вынесенные за рамки базового образования темы желающие могут освоить на последипломных семинарах. Но так ли это хорошо? Последипломные семинары никогда не имели системности и не интегрировались в базовое образование. Потому они и назывались «последипломными». Базовые семинары, вынесенные за рамки программы, просто не могут называться последипломными. Остеопатическое образование категорически нельзя дробить на части. Именно поэтому остеопатическое образование в СЗАО является не только базовым, но и полным. Что же касается последипломного обучения остеопатов: к таким темам и направлениям по праву можно отнести биодинамику, биологическое декодирование, энергетическую остеопатию, психосоматику и т.п. Каждое из этих направлений требует значительного времени на их освоение. И каждый врач может свободно для себя решить, нужно ли ему это в практике. И вновь мы вернемся к первоначальной идее нашего обсуждения и постараемся ответить на вопрос: «Теряет ли себя остеопатия в России?» И мы же на него и ответим: нет, истинная остеопатия, созданная Э.Т. Стиллом, в России не утрачена и утрачена не будет, пока есть здравый смысл и верные своему делу люди. Но, к огромному сожалению, имеет место процесс смещения акцентов в сохранении (и преподавании) знаний по философии и методологии остеопатии. Те образовательные учреждения, которые являлись на протяжении многих лет флагманами остеопатической науки и методологии, ныне становятся ее могильщиками. Приоритет в сохранении и развитии истинных знаний по остеопатии снова перешел к частным образовательным учреждениям. Где все начиналось 20 лет назад, там все и продолжается. Сменились только названия образовательных учреждений. Появление двух диаметрально противоположных трактовок фундаментальных принципов остеопатии (как определений, так и методологии) вполне однозначно указывает на возникновение раскола в среде остеопатов. И раскол этот только набирает обороты. Хорошо это или плохо? На первый взгляд, это плохо. Посмотрим, однако, на эту ситуацию с позиций диалектики: активное взаимодействие противоположных мнений обеспечивает прогресс – научный, идеологический, методологический. Исторически доказано, что именно такой путь развития обеспечивает появление более стабильных, жизнеспособных форматов. Появление разногласий в среде остеопатов – не что иное, как предвестник формирования насущной необходимости процесса развития. Остеопатия – это не только набор абстрактных понятий и идей. Остеопатия – это и остеопаты тоже. Как применять уже существующие идеи и какие парадигмы вкладывать в процессе неизбежного развития остеопатии – это лежит в компетенции специалистов-остеопатов. Будет ли это развитие эволюционным или инволюционным – это явится, в конечном итоге, результатом выбора всего сообщества остеопатов. И уже сейчас каждый из нас, остеопатов, должен ответить на три главных вопроса: Кто я? С кем я? Какая остеопатия мне нравится больше? Мы свой выбор уже сделали, взяв курс на сохранение и воссоздание высокоуровневой технологии восстановления здоровья человека, остеопатии как философии, науки и искусства – в том смысле, который вкладывали в это слово Э. Стилл, У. Сатерленд, Ф. Пейралад, Ж.-П. Амиг и др. Мы не настаиваем на стагнировании тех знаний, которые были провозглашены на этапах создания остеопатии, – мы за сохранение высокоэффективного лечебного метода, созданного Э.Т. Стиллом, и преумножение этих знаний на основе развития и присоединения новых технологий, вписывающихся в парадигму истинной остеопатии. И во главе этих технологий первое место отводится человеку: остеопату, использующему свои руки, свой интеллект как совершенные инструменты для осуществления высокоэффективной диагностики и терапии.

Читайте также:

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика